Будущее вики
Advertisement

Предпосылки

Многие века человечество пребывало в тёмных веках, пережив владычество и исчезновение ка'рха. Ограниченные чуждыми экосистемами и примитивными технологиями, они были вынуждены прежде всего заботиться о своём физическом выживании, а не о развитии и возвращении былого величия.

Однако в 105 году до ЭИ космические корабли былого человечества приступили к завершению своей делительной миссии, заключающейся в попытке передать знания павшей цивилизации новым поколениям. Древние аппараты, которые продолжали функционировать к тому моменту, начали одновременную посадку на все заселённые людьми в прошлом планеты. Но лишь три из них смогли совершить мягкую посадку, чтобы представлять технологическую ценность. Одной из этих планет стал Иэн, на котором в самом разгаре шла мировая война, единоличным победителем в которой оказалась Альбийская Республика, которая получила значительный технологический перевес над соперниками благодаря падению древнего космического корабля на её территории.

Исследование немногочисленной информации позволило понять людям, куда следует направить космическую экспансию, чтобы найти другие человеческие миры. Первыми такими планетами стали Альбигой и Эдиом, чьи цивилизации значительно уступали в технологическом плане уже космической Республике. Империалистические настроения в обществе космической державы и наличие неуязвимого для аборигенов оружия позволили правительству провести быстрый захват целых планет, чьё население почти ничем не могло ответить захватчикам. По иронии судьбы именно сопротивляющиеся альбигойцы со временем интегрировались в новое общество, тогда как к невзрачным и подозрительно-смиренным эдиомцам до самого конца относились с подозрением и презрением.

Со временем все три межзвёздных государства, появившиеся благодаря упавшим кораблям древних, смогли узнать друг о друге и наладить связь. Но культурные и политические различия были слишком большими, чтобы образовался мир. К переговорам была готова лишь Федерация Единения, тогда как Республика Альбио и Рикудский Сёгунат, движимые империалистическими идеями были готовы лишь к подчинению соперников. И в 63 году до ЭИ началась война трёх межзвёздных государств друг с другом. Совершенно ненужная и нелепая война.

Зарождение

В 22 году до ЭИ в республиканскую армию добровольно вступил 20-ти летний Ирелан Сантрос (Троха). Целеустремлённый идеалист, мечтающий об объединении всего человечества никак не мешал диктаторскому правительству, так как в сложившийся ситуации объединение означало лишь бескомпромиссную победу над противником. Благодаря своему рвению и политической инертности он достаточно быстро продвигался в звании и уже через год службы мог командовать ротой, что дозволялось исключительно из-за его авторитета у простых солдат и полной лояльностью к существующему строю. Однако долгая война истощала терпение противоборствующих сторон, мотивируя их использовать всё более жестокое оружие. В первом же бою почти всё подразделение Ирелана было уничтожено фосфорными боеприпасами. Из 117 человек выжило лишь 13. Со временем появились мифы, что всех выживших Ирелан спас лично, вытащив из-под обстрела, которые непроизвольно подкреплял он сам, избегая любых разговоров о случившемся. В реальности он действительно лично спас двоих солдат, получив серьёзные ожоги, после чего смог организовать выживших для отступления. Психологическая травма и тяжёлое ранение лишили его возможности вернуться в строй для продолжения желанного сражения за единое человечество. Невозможность продолжать заниматься хотя бы искусством из-за тяжёлых ранений рук почти сломили дух Ирелана. В конечном итоге он решил добиваться своих целей политическими методами, вступив в одну из многих политических партий Республики, существующей исключительно для создания иллюзии демократии. Там он и познакомился с Кеаном Масатом, агентом правительственных спецслужб, который знал Ирелана со времён пребывания того в госпитале, где и смог ознакомиться с его идеями, которые тот озвучивал во время бреда. Офицер госбезопасности проникся идеалистическими идеями и предложил свою помощь в осуществлении мечты всей жизни.

Ирелан подозрительно быстро продвигался по карьерной лестнице декоративной партии, что не могло не заинтересовать спецслужбы, так как теперь он позволял себе публично сомневаться в справедливости существующего порядка. Тем более, что некоторые его более лояльные режиму конкуренты исчезали при невыясненных обстоятельствах. Наблюдение за ним длилось два года, пока он не стал лидером всей партии, тогда, по инициативе Кеана, который к тому времени занимал видный пост в госструктурах, его было решено завербовать, чтобы создать контролируемую иллюзию оппозиции в стране. К удивлению спецслужб, Ирелан легко согласился стать их агентом, сдавая наиболее радикальных членов партии. Впрочем, изучив его службу в армии, все пришли к выводу, что его лояльность достаточно обоснована. Между тем Кеан Масат стремительно продвигался по карьерной лестнице спецслужб. Он использовал любые методы, чтобы добиться более высокого поста и получить больше влияния. Они производили вполне обычное, по меркам Республики, впечатление почти не связанных между собой карьериста и наивного патриота с избытком энергии, которую даже в военное русло было не выкинуть. Но на деле Ирелан активно призывал членов партии к более радикальным идеям, а Кеан распространял его идеи в спецслужбах и участвовал в подготовке боевиков. Наиболее значимым их успехом стало проникновение их идей в среду военных комиссаров, которые были идеологической основой республиканской армии.

Гражданская война

Да, мы именно начнём гражданскую войну. А на что ты рассчитывал? Что все с грустными лицами разойдутся под грузом своих преступлений? Нет, справедливость работает лишь при угрозе насилия в отношении твоей шкуры.


Всё происходило тайно до 18 года до ЭИ. Одномоментно нападению подверглась большая часть высшего руководства госбезопасности Республики. Нападения были спланированы и отлично организованы, так что лишь нескольким людям удалось пережить нападение, среди которых был и Кеан Масат, который не просто пережил нападение, но также смог ранить нескольких из них. Однако ранения были смертельными, поэтому допросить никого не удалось. Единственное, что стало понятно от анализа личностей нападавших — они были связаны со спецслужбами. Кеан, раненый при нападении, сразу же возглавил борьбу с предателями внутри спецслужб, что было всего лишь прикрытием для ликвидации сторонников режима. Тем, кто оставался лоялен Республике, оставалось лишь спешно организовываться для сопротивления во внутренней борьбе. Кеан, на чьей стороне была инициатива в борьбе с предателями, использовал это объединение в качестве доказательства вины своих соперников, которые были слишком разобщены, подобно любым прочим революционерам. Лидер лояльных сил, Нейхад Калек, был дальним родственником диктатора, что должно было быть доказательством его лояльности, но это родство первым использовал Кеан, обвинивший того в желании узурпации власти. Власти Республики оказались не готовы к масштабному расколу внутри спецслужб, выступавших в качестве опоры существующего режима, поэтому пустили ситуацию на самотёк, предоставив их самим себе. Ирелан оказался вне основных подозрений сторонников Республики, так как вскоре, после начала конфликта, выразил желание передать спецслужбам список наиболее радикальных и готовых к действиям сторонников. Последующее покушение на него, являющееся простой инсценировкой, окончательно убедило многих в его преданности.

В конечном итоге, к концу 17 года до ЭИ, сторонники Нейхада принудили к оказанию помощи полицию, за что были обвинены Кеаном в разжигании гражданской войны. В ответ на это он призвал к помощи комиссаров, идеологической элиты республиканской армии, которая в значительной степени уже была на стороне противников режима. Расквартированные на Иэне комиссары логично встали на защиту своей родины, примкнув к рядам "борцов с предателями", что привело к началу периодических перестрелок между противниками на улицах городов. Вкупе с военными неудачами на фронтах и слухами о националистических настроениях на Эдиоме это вынудило правительство Республики поставить спецслужбам ультиматум, обязав их представителей выступить в парламенте с доказательствами вины их оппонентов. Ко всеобщему удивлению, обе стороны сразу же согласились на это, договорившись о встрече в ближайшее время, подозрительно-добросовестно соблюдая перемирие.

В назначенный день делегации противоборствующих группировок прибыли в парламент, чтобы отстоять свою правоту. Первым выступал Нейхад, чьим словам не особенно доверяли из-за более активной позиции в противостоянии его оппонента, а также поимок среди его людей действительных сторонников свержения режима. Однако ни Кеан, ни кто-либо из его товарищей не попытались опровергнуть приведённые против них доказательства, наоборот, они признали достоверность обвинений. Тем не менее, сразу же после этого, они сразу же принялись приводить доказательства вины своих оппонентов, в чьё число включили и действующую власть. Пока присутствующие обвинялись в слабости, безволии, потакании диктаторскому режиму и прочих преступлениях против человечества, подготовленные боевики с лояльными предателям комиссарами начали штурм парламента, стремясь взять под контроль весь остров, на котором тот располагался. Внезапность и организованность привели к успеху предателей, которые фактически взяли всех гражданских в заложники. Кеан требовал у парламента организацию временного правительства, однако парламентарии медлили. Сил лояльных сил полиции и спецслужб было очевидно недостаточно для самостоятельного решения конфликта.

Космический флот и армия заняли выжидающую позицию, кроме гвардейских частей, которые предприняли попытку взять остров парламента штурмом. Однако наступление не смогло стать стремительным из-за активного сопротивления боевиков по всему городу, что дало возможность сторонникам Ирелана подготовиться к обороне. Впрочем, при поддержке тяжёлой техники гвардия смогла достаточно быстро прорваться к острову, но в дальнейшем была вынуждена форсировать канал, так как их враг в самый последний момент взорвал все мосты. Хотя это и задержало гвардейские войска, преимущество было на их стороне из-за превосходства в технике и выучке.

На третьи сутки вооружённого противостояния гвардия смогла закрепиться на острове, но в столицу вступили армейские части, выступившие против существующего строя, что поставило лояльные силы в уязвимое положение, которые оказались окружены в городе. Отсутствие реакции от космического флота сподвигло к действию и остальных противников режима в рядах армии, так как он мог оказать решающее воздействие при масштабном вооружённом конфликте на поверхности. Основной задачей мятежников стала демонстрация своего превосходства независимо от действительности, так как флот, очевидно, просто выжидал определение очевидного победителя, чтобы примкнуть к нему, так как это привело бы к меньшим жертвам за которые в будущем пришлось бы нести ответственность.

Решающее влияние на происходящее оказало убийство президента Республики, совершённое во время штурма его резиденции агентами Кеана. Эта новость подорвала боевой дух лояльных сил и стала демонстрацией серьёзности намерений восставших. В конечном итоге парламентариям пришлось объявить о создании временного правительства с наиболее подходящим для этого человеком, по мнению Кеана, человеком, которым был Ирелан, который удачно находился в парламенте, выполняя свои обыденные функции лидера партии. После этого на строну восставших перешёл и космический флот, чья роль в дальнейшем ходе боевых действий была минимальной, что не отменяло внушительного психологического давления на сторонников прошлого правительства. Периодические вооружённые столкновения продолжались ещё год, но усталость от диктаторского правления дала новому правительству с Иреланом во главе большой кредит доверия, который практические сразу же был почти исчерпан желанием не просто продолжить войну с Федерацией и Сёгунатом, но и ещё больше переориентировать экономику на обеспечение войны. Однако Ирелан был достаточно красноречив, чтобы убедить людей в необходимости продолжения конфликта, который было необходимо закончить как можно быстрее, чтобы начать строить новый мир без войн и глобальных конфликтов между людьми.

Объединительная война

by RoninGuts
Мы победили и объединили всё человечество. Грандиозно, не отрицаю, но только до тех пор, пока не начнёшь думать над потерями, волосы в ночь поседеют. Ладно мы, мы полвека собачились без перерыва, а эдиомцы только под конец включились, а чтобы их демографическую яму хоть подровнять их почти четверть века из армии гнали любыми способами. Нужно было плевать на договорённости и тащить вообще всех, кого только находили, а не играть в добрых просветителей.


Почти за полвека непрерывной войны свои силы истощили все три государства. Федерация, чьё участие изначально было вынужденным, продолжали сражения просто из опасения расправ над своим населением радикальными противниками. Республика была истощена, а население не имело никакой мотивации сражаться за своё государство с диктатором во главе. Только Сёгунат продолжал проявлять инициативу, пусть так же был истощён долгой войной.

Однако у Республики оставалась целая планета, население которой максимально ограниченно участвовало в войне из-за предельного недоверия со стороны властей. Эдиомцы слишком подозрительно спокойно относились к своему подчинённому положению, что не могло не означать подготовки к каким-либо освободительным акциям. Поэтому они были максимально отстранены от службы армии и доступа хоть к какому-нибудь оружию, имея невероятно почётную возможность приблизить победу путём более долгих рабочих смен. Впрочем, за полвека угнетения и положения чуть ли не второсортных людей, эдиомцы были готовы не только начать выражать недовольство, но и выражать его в крайне агрессивной форме. Тем не менее, новая власть, в лице Ирелана, идеологически не видела в них какой-либо проблемы. И даже наоборот, не испытав на себе демографический удар полувековой войны в полной мере, они могли стать своевременным пополнением истощённой армии, которой нужно было сделать ещё один рывок, чтобы победить в войне. Перспектива закончить войну, став полноценными гражданами нового государства, чего в крайнем случае можно было добиться уже потом с помощью полученного оружия, оказалась для эдиомцев более заманчивой, чем вхождение в состав Сёгуната с туманными перспективами, что ещё более усугублялось десятилетиями демонизации врага, топорной, но хотя бы немного работающей. Отсутствие нормальной военной подготовки у подавляющей части населения частично компенсировалось наличием обученных боевиков, лояльных Иелану и подготовленным на случай менее скоротечного переворота в метрополии, и готовых к началу вооружённого восстания националистов, часть которых удалось переманить на сторону новой власти. Фактически, раннеимперская армия получила огромное преимущество в мобилизационных возможностях благодаря тому, что эдиомцев просто признали полноценными людьми.

Полвека войны привели к заметному развитию в космической отрасли, пусть и в ущерб многому другому. За это время появились способы транспортировки большого числа солдат на вражескую территорию, чтобы не ограничиваться нелепыми космическими битвами, но и проводить более классические кровопролитные сражения на поверхности. Технологическое преимущество оказалось за Республикой, которой удалось обнаружить в звёздной системе Эдиома один из космических кораблей древней эпохи, который оказался слишком повреждённым, чтобы даже попытаться приземлиться на поверхность планеты, но достаточно сохранился для изучения систем жизнеобеспечения и сверхсветового перемещения. Заметный прорыв в сфере космического движения оказался очень важен для новой Республики, так как благодаря этому появилась возможность доставлять на вражескую территорию огромное в сравнении с прошлым число своих войск, которые теперь в значительной мере состояли из эдиомцев, которые показали себя фантастически стойкими солдатами, которые без труда теснили войска Федерации и устраивали особенно кровавые битвы с воинами Сёгуната, которые довольно часто приводили к простому взаимному уничтожению, так как обе стороны активно использовали практически любые способы уничтожения противника. Поля их сражений зачастую превращались в сплошные братские могилы, где не только люди, но и почти вся природа были уничтожены боеприпасами с белым фосфором или выжжены напалмом, даже без учёта более "человечного оружия". Эдимоцы, жившие на сером и невзрачном мире, особенно полюбили зажигательное оружие, что особенно эффективно оказывало психологическое давление на истощённые войска Федерации.

Федерация постепенно и достаточно спокойно теряла свои территории, так как сопротивляться уже двум фанатичным противникам, которые были готовы, способны и вполне реально могли позволить себе бросать всё новые войска в самоубийственные атаки, было слишком сложно для боевого духа уставшего от войны населения. В то же время Сёгунат был готов продолжать войну даже не имея перспектив для победы, которые всё же были, учитывая истощённость противников. Впрочем Республика, начавшая использовать потенциал целой незадействованной планеты, уже через несколько лет смогла закрепляться на территориях Сёгуната, вплоть до самого Рикудо, чьё расположение было для этого особенно удачным.

За 9 лет до ЭИ Федерация официально капитулировала в войне, после чего её территории быстро разделили оставшиеся противники. Однако большую выгоду от этого смогла получить Республика, развернувшая масштабную пропагандистскую деятельность на захваченных территориях и в целом относившаяся к побеждённым весьма лояльно, даже позволив доукомплектовывать свои подразделения остатками федеративных войск. Возможные риски вооружённых бунтов игнорировались, а прецеденты старательно замалчивались, так как хотя бы относительная лояльность населения Федерации позволила бы высвободить дополнительные силы для борьбы с Сёгунатом, который уже был близок к поражению.

Отчаянное сопротивление воинов Сёгуната и не менее фанатичные атаки войск Республики приводили к частому переходу даже самых организованных сражений в жесточайшие рукопашные схватки, любая огневая поддержка в которых гарантированно приводила бы к огромнейшим потерям от дружественного огня. Довольно часто начало таких схваток гарантировало если не полное взаимоуничтожение участвующего личного состава, то колоссальные его потери, так как проигравшая сторона теперь могла без угрызений совести обрушить всю свою огневую мощь на уцелевшего противника. Хотя довольно часто это было единственной возможностью закончить сражение, так как единственное в чём противоборствующие стороны не испытывали недостатка — оружие рукопашного боя.

К середине 7 года до ЭИ войска Республики преступили к штурму столицы Сёгуната, высшее руководство которого отказалось от попытки эвакуации. Самые ожесточённые за всю войну космические сражения над Рикудо вынудили наземные войска сражаться примитивными и кровавыми методами, не рассчитывая на помощь с орбиты. Ни одна из сторон не могла рассчитывать на капитуляцию противника, так как ходом сражения руководили лично правители двух государств, что должно было и означало исключительную важность происходящих событий. Истощённые войной войска продолжали сражаться исключительно из-за авторитета своих вождей, поэтому важной частью штурма были попытки устранения вражеского лидера.

Жестокие городские бои длились несколько месяцев приведя почти к полному уничтожению города. В конце обороняющиеся пошли в последнюю отчаянную атаку во главе с своим правителем, намереваясь хотя бы ликвидировать Ирелана, что если и не приведёт к скорейшей победе, то разрушит Республику отсутствием единственного авторитетного лидера в ближайшем времени. Поначалу отчаянная попытка была вполне успешной, и республиканские войска начали отступать, в некоторых местах обращаясь в неорганизованное бегство от наступающей живой волны, в авангарде которой шли облачённые в церемониальные доспехи приближённые правителя. Но вскоре отступающие начали останавливаться и оказывать особенно отчаянное сопротивление, что было вызвано аналогичным действием Ирелана. Однако он просто ушёл на линию фронта в рядовой солдатской экипировке, что снижало возможность его опознать тем самым вынуждая отчаянно сражаться все войска, так как их лидер мог быть в любом месте битвы. К концу дня, когда началось последнее наступление защитников, победа была за республиканцами, которые смогли не только разбить силы врага, но и пленить вражеского лидера. Вскоре остатки сил Сёгуната капитулировала.

Принуждение к единению

Нам нужно единое человечество, а не "Великая Республика". Если хотят, пусть сохраняют свои привычки, культуру мы уничтожать не собираемся, это в перспективе очень опасно да и просто бесчеловечно. Считай себя частью Империи, не твори преступлений и всё будет хорошо. Мы же не звери какие.


Одной из немногих договорённостей, соблюдаемых всеми тремя сторонами конфликта, было невмешательство в дела менее развитых планет человечества, которые были найдены во время хода войны. Но с завершением объединительной войны Республика начала подготовку к интеграции новых миров, параллельно ведя поиск остальных обитаемых планет, на которые указывали сохранившиеся данные с найденного корабля древних. Никто не скрывал, что у найденных людей не будет выбора в вопросе присоединения, однако местные культуры предварительно и основательно изучались, чтобы впоследствии присоединение произошло мирно и, в идеале, добровольно.

В конечном итоге под властью Республики оказалось 26 планет, 16 из которых были включены в её состав уже после объединительной войны. В их отношении всегда говорится об их присоединении, которое бывало не полностью мирным, не всегда добровольным, но всё же обходилось малой кровью и выгодой для местного населения. За исключением Латора, он оказался единственным миром, который даже по официальной позиции властей был именно захвачен, а не присоединён, что всё же зачастую игнорируется при обобщении.

Население Латора было готово приступить к началу космической экспансии. На нём имелось даже единое планетарное правительство, изъяном которого была радикально-расистское отношение к части своего населения. Республиканские наблюдатели не имели права вмешиваться в происходящее, поэтому просто продолжали изучение населения и поиск возможностей для мирной интеграции в состав Республики. Роковым оказалось решение единого правительства Латора окончательно разрешить расовые противоречия в обществе путём физического уничтожения неугодных народов. Защищающие наблюдательную миссию войска 3-го Корпуса Вторжения Эдиома взбунтовались и объявили о начале вторжения на Латор с формальной целью восстановления справедливости. Вся работа наблюдательной интегрирующей миссии оказалась напрасной, так как политическая элита и руководство Латора вместе с большей частью командного состава армии была уничтожена в первые же часы самоорганизованного вторжения. Столица Латора была почти полностью уничтожена бомбардировкой зажигательными боеприпасами. Наспех организованное сопротивление обезглавленных правительственных войск было малоэффективно против технологически более развитых противников, чьи войска были закалены в кровопролитных боях с равным противником.

Командованию корпуса, после вызова других республиканских сил, оставалось лишь наблюдать за происходящим, однако протесты наблюдателей всё же вынудили его принять участие в происходящем, пусть и не так, как рассчитывали гражданские. Силы вторжения начали получать информационную помощь от своего командования, что фактически означало, что корпус воевал в полном составе. Гражданский же персонал был поставлен перед выбором: арест, чтобы пресечь любые возможные конфликты с бунтующей частью личного состава, или поиск хоть какой-то альтернативы уничтоженному правительству, чтобы иметь возможность вести переговоры хоть с кем-то. Вторжение оказалось весьма кровавым для обороняющихся, так как вторгнувшиеся войска, даже с вынужденной поддержкой командования, были сильно ограничены в ресурсах, поэтому брали в плен лишь тех, кто вообще не оказывал этому сопротивления, а большинство спорных вопросов решали убийством, для которых из-за той же ограниченности в ресурсов предпочитали использовать холодное оружие. При этом довольно быстро они стали врагами и для значительной части противников павшего правительства, так как жёстко поддерживали порядок на захваченных территориях без оглядки на политические взгляды нарушителей. Коллаборационисты не имели значительной ценности для вторгнувшихся, поэтому несли ответственность наравне со всеми за возможные нарушения порядка, хотя зачастую подразделения старались заполучить хотя бы нескольких сторонников из местного населения, чтобы облегчить коммуникацию с местными.

Прибывшие войска были готовы любой ценой подавить восстание целого корпуса, но подконтрольные мятежникам корабли никак не отреагировали на прибытие лояльных сил, продолжая игнорировать большую часть обращений. Командование же быстро и с облегчением сложило свои полномочия, предоставив решение конфликта прибывшим войскам, которые практически сразу же начали абордаж мятежных кораблей, что достаточно быстро деморализовало прибывших, так как мятежные экипажи сразу же добровольно прекращали свою преступную деятельность, как только на борт поднимались лояльные войска, которым оставалось лишь формально арестовать личный состав, который теперь спокойно дожидался разрешения конфликта. С наземными силами происходила аналогичная ситуация, после уведомления об аресте солдаты просто прекращали свою деятельность и начинали вести себя вполне адекватно. Прибытие новых республиканских сил и последующий "арест" мятежников закономерно снизил интенсивность боевых действий, что было воспринято обороняющимися как доказательство своих успехов и скорой победы над инопланетными захватчиками. Поэтому новому командованию пришлось признать невозможность мирного решения сложившейся ситуации и просто продолжить вторжение, что иногда приводило к абсурдным ситуациям, когда прибывшие силы должны были десантироваться в гущу сражения, чтобы уведомить солдат бунтующего корпуса об их аресте, после чего сразу же присоединиться к боевым действиям на их стороне и зачастую в подчинённом положении из-за недостатка оперативной информации. И хотя боевые действия и продолжились, их жестокость заметно снизилась, так как "арестованные" эдиомцы уже не убивали за любое сопротивление или нарушение.

К концу 6 года до ЭИ Латор был подчинён полностью.

Чистки

Проложить путь к светлому будущему можно лишь через боль и реки крови, знаешь. И уж лучше пусть только мои руки будут в этой крови, так будет лучше.

Кеан Масат, палач старого порядка

Всё то время, что действовало новое правительство Республики, её спецслужбы вели непрекращающуюся борьбу с инакомыслием, преимущественно организованным. Борьбу за политическую стабильность нового миропорядка возглавил Кеан Масат, чья фактическая власть и влияние к концу объединительной войны в полной мере сравнялись с Иреланом. Без какого-либо сопротивления он полностью оборвал начинающиеся и просто возможные политические карьеры лояльных новому правителю комиссаров, просто порекомендовав преобразить их в новую республиканскую гвардию, что и было без возражений сделано. Несогласные же могли выйти на заслуженную пенсию, либо просто попасть в опалу.

Обескровленные внутренним противостоянием спецслужбы Республики работали наиболее радикальными способами с привлечением в свои ряды не самых способных, но хотя бы внешне фанатично-преданных кадров. Освобождение способных к такой работе политических заключённых и привлечение в свои ряды работников спецслужб Федерации и Сёгуната не особенно облегчали работу, делая её даже сложнее из-за возникающих внутри организации противоречий. Однако власть нового правительства постепенно укреплялась, так как её противники и реакционеры запугивались, дискредитировались, переубеждались, покупались или же просто физически уничтожались. Постепенное разбавление состава спецслужб выходцами с присоединённых миров снизило идеологическую направленность деятельности, постепенно переводя её в сторону простого сохранения существующего строя.

Постепенно спецслужбы смогли нейтрализовать все значительные угрозы новому государству, за исключением одной группы сторонников прошлого правительства Республики, лидера которой контролировал лично Кеан Масат. В атмосфере недоверия и неустойчивости нового миропорядка мало кто в полной мере осознавал, что заметная часть жертв чисток была вполне лояльной к новой власти. Лучше всех происходящее осознавал Кеан, ответственный за уничтожение не только врагов режима, но и его чрезмерно радикально-фанатичных сторонников. Имея благородную цель в виде создания устойчивого политического фундамента, он использовал самые жестокие и кровавые методы для её осуществления. Терпение противников его методов закончилось, когда им была организована череда терактов и расправ, которые всё же покончили с большей частью его оставшихся в живых жертв. Но это было слишком даже для него, поэтому в 3 году до ЭИ он был арестован, после личного разрешения на это от Ирелана. Суд над ним длился три года, учитывая количество сообщённой им информации и аресты его помощников, и закончился его пожизненным заключением, которое, на что особенно указывали, ни при каких обстоятельствах не могло быть отменено. Сам Кеан, по его словам, оказался разочарован приговором. Тем не менее, его чистки затронули самых ненадёжных и опасных людей для нового государства, что позволило продолжить существование появившегося государства даже после смерти Ирелана.

Империя

Новое летоисчисление человечества началось с 1 года ЭИ, когда Республика прекратила своё существование, преобразовавшись в Единую Империю Человечества.

Прочее

  • Первые шаги к унификации производств на территориях трёх держав произошло именно в период их соперничества. Силы вторжения были крайне ограничены в поставках обмундирования, вооружения и припасов, поэтому для выживания им приходилось широко использовать трофеи или же переоборудовать захваченные местные производства, что требовало ценного времени и ресурсов. Постепенно, к концу войны, военная промышленность всех участников конфликта оказалась весьма схожей между собой в плане выпускаемой продукции.
Advertisement