Будущее вики
Advertisement
Будущее вики
Над статьей ведется работа.
Данная статья написана не полностью, в ней мало информации, фактов, изображений. Через некоторое время она обязательно будет дополнена.
Бегать за мелкими воришками было скучно и, иногда, даже противно. Но это всяко лучше чем быть застреленным в лесной глуши, где твой труп даже вряд ли найдут.


Каифас Дам — планетарный губернатор Ваорта, прославившийся во время Бунта Кария.

Личность

Я человек добрый и позитивный. И этими добром с позитивом нужно иногда делиться с окружающими. Как-то я даже устроил вечеринку в кутузке, они были обречены на весёлое времяпровождение.


Чрезвычайно спокойный и уравновешенный человек, сохраняющий хотя бы видимую невозмутимость даже в самых экстремальных ситуациях, что ярче всего проявилось во время бунта Кария, когда во время сеанса связи он получил огнестрельное ранение, но прервался лишь на несколько секунд. Впрочем само восприятие угрозы жизни или волнение у него самые обычные, пусть и не самые заметные.

Оптимистичный и даже несколько добродушный, хотя и способный легко преодолеть свою натуру ради своих целей. Достаточно прямолинеен и несколько амбициозен, что зачастую скрывает, предпочитая образ непритязательного простака, что часто помогает ему в жизни. Легко входит в доверие к окружающим из-за своей прямолинейности и добродушного характера с отсутствием видимых амбиций.

Хорошо ладит с обоими детьми, рождёнными вне брака, и их матерью, а также участвует в их воспитании по мере возможностей, но имеет плохие отношения со своими родителями из-за своих противоположных им политических взглядов. Но всё же поддерживает с ними связь.

Довольно скромный человек, предпочитающий достаточно спокойный и не вызывающий образ жизни.

Способности

Каифас, как и прочие ваортцы, существует в симбиозе с местным микроорганизмом, который помогает усваивать ему чуть большую часть местной пищи. В остальном он самый обычный человек, не затронутый генетической инженерией или иными изменяющими факторами.

Биография

Юность

Каифас рос в обычной рабочей семье, но лишился отца в раннем возрасте, так как тот был арестован за участие в деятельности террористической группировки, выступающей против имперской власти. Хотя мать и была на стороне отца, страдая всё детство из-за его преступлений, он сделал вывод, что во всём виноват именно его отец, а не государство, так как информационный поток правоохранительных органов был сильнее, чем у матери.

Однако ему повезло, работающие с ним полицейские были слишком ленивы или заняты другими делами, а также просто добры к нему, чтобы воодушевить его на желание вступить в ряды полиции. Достаточно быстро он понял, что такое желание лучше скрывать от родственников, чтобы не иметь лишних проблем.

Первым шагом к службе в полиции, и разрыву отношений с семьёй, стала добровольная служба в имперской десятине. Из-за деятельности его отца, Каифас закономерно попал в небоевое формирование, которое было связано лишь с помощью в ликвидации чрезвычайных ситуаций. Это не лишало его дальнейшей возможности вступить в полицию, но заметно бы усложняло и ограничивало карьерный рост и службу в целом. Единственной возможностью как-то повлиять на ситуацию оставался перевод, который бы ему не одобрили без весомой причины, которой могли стать рекомендации комиссара Калеба Саиха, который был временно приписан к его формированию для начального идеологического просвещения и быстро узнал о планах Каифаса. Все его попытки договориться о переводе разбивались об аргументы о большом количестве бюрократической работы, малых возможностях самого комиссара, простом отсутствии необходимости и прочие отговорки. Но в последний день его пребывания там, Каифас всё же получил предложение на перевод и полчаса на подготовку. Впоследствии Калеб стал покровительствовать ему, что означало большую ответственность в обмен на сомнительную помощь в решении проблем личной жизни.

Политическая карьера

Получив хорошие рекомендации в десятине, Каифас мог рассчитывать на нормальную службу в полиции без существенных ограничений. А к избавлению от последних он приступил почти сразу же, начав заочно получать высшее юридическое образование. Его дальнейшая служба была весьма однообразной, хотя и позволяла общаться с людьми самого разного статуса при противодействии незаконной наркоторговли. Продвижение по карьерной лестнице никем и ничем не ограничивалось, так что он мог вполне спокойно и без лишних инициатив послужить до пенсии.

Но к тридцати годам он окончательно понял, что его противодействие наркоторговле крайне неэффективно из-за несовершенства существующих законов. Для решения этого неудобства было необходимо начать политическую деятельность, которая была достаточно чужда ему. Однако его друг по службе в десятине, Глайтис Сторк, который не только занимался политикой, но и был очень удачно связан с деятельностью полиции. В конечном итоге они, имея более-менее благие цели, договорились о разделении обязанностей.

Медленно, но целенаправленно они реализовывали свои планы по получению высоких чинов. Интересы Каифаса касались законов, поэтому он должен был быть более заметным, чтобы попасть в парламент, а Глайтису требовались связи и положительный образ, чтобы в конечном итоге стать министром внутренних дел.

В 46 лет Каифас стал депутатом в парламенте Ваорта, но поначалу вёл себя достаточно пассивно, чтобы просто осовиться в происходящем вокруг. Тем не менее, он пользовался определённым уважением из-за своей прямолинейности сочетающейся с постоянным спокойствием.

Бунт Кария

Ранним утром 2 августа 89 года ЭИ к нему в квартиру ворвались сотрудники ИСГБ, которые заставили его пойти с ними, объясняя это тем, что он имеет хорошую репутацию в правительстве Ваорта. Он стойко перенёс марш-бросок спецназа госбезопасности до ближайшего пункта управления связью. Однако ещё на подходе они оказались в засаде посреди леса. В перестрелке, в которой принимал участие и он сам, погибла большая часть спецназа, но подошедшие штурмовики КВР и пережившие эвакуацию со сбитого космического корабля кочевники переломили ситуацию. В дальнейшем именно ему предстояло удерживать всех от излишне-провокационных высказываний о сомнениях в лояльности остальных присутствующих. Спецназу не доверяли из-за масштабов предательства, которое могло легко затронуть и ИСГБ, штурмовики многое недоговаривали, выдавая себя за сотрудников спецслужб, а кочевникам не доверяли просто от того, что это кочевники. Тем не менее он смог удержать всех от начала конфликтов между друг другом.

Когда пункт связи был отбит, а информация о случившемся отправлена лояльным силам в других системах, Каифас выступил с инициативой установить связь с правительством Ваорта и различными ведомствами, чтобы предостеречь полицию и прочие службы от вмешательств в ход начавшегося конфликта, чтобы более эффективно проводить восстановление вне зависимости от победившей стороны. Но так как кочевники, задерживающие подкрепление сил Кария снаружи, физически закончились, вести обращение пришлось буквально посреди перестрелки, во время которой он был ранен. Тем не менее, почти сразу же после ранения Каифас продолжил свою речь, даже не отойдя от аппаратуры, чтобы укрыться от продолжающейся стрельбы.

Вскоре немногочисленные выжившие смогли эвакуироваться, выполнив свою задачу по прорыву информационной блокады. Сам Каифас почти не принимал участие в дальнейшем течении конфликта из-за ранения.

Политический взлёт

После окончания конфликта и выздоровления, Каифас начал всерьёз готовиться к получению поста губернатора Ваорта. Став известным из-за попавшей в сеть записи своего обращения, он стал логичным предводителем проимперских сил на планете, которые максимально использовали его заслугу по сохранению правопорядка во время восстания.

После окончания работы военной администрации в 96 году ЭИ Каифас вступил в предвыборную гонку, объединив большую часть имперских сторонников за счёт своей славы участника прорыва информационной блокады. И в 97 году ЭИ с заметным преимуществом смог стать губернатором Ваорта. В некотором роде герой войны, ведущий весьма скоромный образ жизни, оказался весьма удобным губернатором в последующее время, поэтому имперская власть всячески поддерживает его, позволяя даже реализовывать ему некоторые собственные желания, которые могут не устраивать политические элиты, среди которых было назначение Глайтиса новым министром внутренних дел, который имел довольно радикальные взгляды на существующие порядки в полиции.

Прочее

Advertisement