ФЭНДОМ


Обложка книги

Обложка книги "The new autocracy"

Информационная автократия (англ. Informational AutocracyIA) — тип авторитарного политического режима, который появился в начале XXI века, власть в котором удерживается с помощью цензуры, подавления или маргинализации независимых СМИ, кооптации информационной элиты и оснащения информационными системами полиции и спецслужб для подавления попыток восстания. Теория информационных автократий разработана Сергеем Гуриевым и Дэниелем Трейсманом[1].

В отличие от классических автократических моделей, информационные автократии делают ставку не на террор и массовые репрессии, а на репрезентацию своей власти как наиболее компетентной, а также кооптации наиболее информированных слоёв населения.

Эволюция автократий

В конце XX века стали возникать автократии нового типа, построенные не на массовом насилии, а на манипулировании информацией. Диктаторы в таких режимах могут обходиться минимальным насилием в условиях умеренных экономических трудностей.

Политические убийства

Синий - доля стран с более чем 10 политическими убийствами в год, заштрихованный — более чем 100 политических убийств в год. Нижний ось — десятилетие в котором диктатор пришел к власти.

Тираны прошлого – Гитлер, Сталин, Мао или Пол Пот — использовали террор, идеологию и изоляцию своих стран для монополизации власти. Многие милитаристские режимы ХХ века были менее идеологизированными, но тоже делали ставку на массовое насилие, чтобы запугать инакомыслящих (Например, считается, что режим Пиночета виновен в пытках и убийстве десятков тысяч чилийцев).

В конце XX века возник новый тип авторитаризма, лучше приспособленный к миру прозрачных границ, глобальных медиа и экономике знаний. Нелиберальные режимы, от перуанского Альберто Фухимори до венгерского Виктора Орбана, научились сосредоточивать в своих руках власть, не прибегая к изоляции страны и массовым убийствам. Кое-где ещё остались кровавые милитаристские режимы и тоталитарные государства вроде КНДР, но сегодня они в подавляющем меньшинстве.

Распределение идеологий по диктатурам

Распределение официальных государственных идеологий среди автократий

Новые автократии часто даже притворяются демократиями, проводят выборы (на них почти всегда побеждают нужные люди). Такие режимы подкупают и цензурируют частные СМИ, а не уничтожают их, а полноценную политическую идеологию им заменяет аморфная ненависть к условному «Западу».

Их лидеры часто пользуются невероятной популярностью – как минимум, благодаря ликвидации всех соперников. Государственная пропаганда в таких странах работает не как «инженер человеческих душ», а как средство повысить рейтинг диктатора. Политических оппонентов преследуют и порочат с помощью сфабрикованных обвинений, их подталкивают к эмиграции, но убивают редко. Более того, чаще всего подобные преследования не сводятся к длительным арестам по уголовным преступлениям, напротив, подобные режимы предпочитают арестовывать оппозиционеров часто, но на короткие сроки.

При этом экономический спад может приводить к усилению цензуры и пропаганды. Новые информационные диктатуры лучше приспособлены к выживанию в современном обществе, но экономические проблемы и свободный доступ граждан к информации могут подорвать и их могущество.

Диктатура и информация

Кооптация и компетенция

Риторика правителей

Риторика руководителей государств. Вертикальная ось — экономические показатели, горизонтальная ось — насилие и угрозы.

Хотя время от времени информационные автократии применяют насилие, власть удерживается не столько террором, сколько манипулированием убеждениями. Конечно, слежка и пропаганда были важным инструментом и для диктатур старого стиля. Но на первом месте у них все-таки стояло насилие.

Граждане в современных странах заинтересованы в эффективном управлении страной и её экономическом процветании, они хотят, чтобы во главе государства стоял компетентный руководитель. Но, поскольку широкие массы не обладает всей информацией и необходимых знаний, то они не в силах оценить компетентность лидера. Обычные граждане судят о ней по своему уровню жизни, который отчасти зависит от компетентности правителя, а также по информации, исходящей от государства и независимых СМИ. Последние доносят до людей мнение информированной элиты. Если население понимает, что правитель некомпетентен, оно восстает и свергает его.

Задача диктатора – заставить общество поверить в свою компетентность (даже если на деле это не так). В его распоряжении целый набор инструментов: пропаганда, репрессии против недовольных, подкуп элиты, цензура независимых СМИ. Но всё это требует ресурсов, поэтому, чтобы финансировать пропаганду, цензуру, подкуп и репрессии, необходимо облагать население новыми налогами, в результате чего уровень жизни населения снижается. Это приводит к новым сомнениям в компетентности диктатора. В этом смысле перед диктатором стоит нетривиальный выбор — тратить достаточно денег для продвижения образа своей неоспоримой «эффективности» не доводя страну до социального и экономического кризиса. Эта дилемма особенно остра в странах с высоким уровнем коррупции.

Пропаганда

Пропаганду используют и компетентные, и некомпетентные автократы. Первым продемонстрировать реальные факты просто, а вторым приходится их фабриковать. Фабрикация информации – занятие дорогостоящее, и некомпетентные лидеры иногда предпочитают потратить ресурсы на другие инструменты – в том числе на повышение уровня жизни населения. Поэтому, если общество видит правдоподобные свидетельства, что лидер компетентен, оно вполне рационально допускает, что с некоторой вероятностью это так и есть.

Более того, если некомпетентные диктаторы сохраняют свою власть, со временем они могут приобрести репутацию компетентных. Такая репутация может помочь автократу пережить временный экономический спад, если он не слишком глубок. Это отчасти объясняет, почему некоторым явно некомпетентным авторитарным правителям удавалось сохранять власть и даже популярность долгое время (например, Уго Чавес). Серьезный экономический спад может привести к свержению правителя, а вот постепенное ухудшение ситуации может и не причинить его репутации серьезного ущерба.

Уровень образованности и ИА

Соотношение размеров “информированной элиты” в 3х типах режимов: диктатура (слева), демократия (справа), информационная автократия (внизу).

«Информационные» режимы, сосредотачивающиеся на цензуре и пропаганде, могут увеличивать их относительное финансирование в условиях экономического спада. Так существует корреляция между экономическим спадом и «закручиванием гаек». Ограничение свободы СМИ после глобального экономического кризиса отмечается в Венгрии и России. И наоборот, в периоды быстрого роста экономики в Сингапуре и Китае власть перешла от открытого подавления свободы информации к экономическим стимулам для самоцензуры.

Распространение образования и доступ к информации для более широких слоев населения так или иначе приводят к тому, что диктатору все труднее контролировать взаимодействие между информированными элитами и обществом. Возможно, именно этот механизм и объясняет давно замеченную тенденцию стремления более богатых и образованных стран к политической открытости.

Роль информационных технологий

Для первого поколения сетевых инфотехнологий (блогосфера, интернет-СМИ, соцсети и мессенджеры), информационные технологии больше работают против инфоавтократов, пробивая дыры в цензуре и помогая организации протестов.

Но на следующем этапе, для второго поколения сетевых технологий (ботов на основе искусственного интеллекта и дальнейшие навороты анализа больших данных, управляемых инфокаскадов, вплоть до «социального лазера»), все меняется наоборот: они не просто начинают давать преимущества инфоавтократорам, но и становятся ключевым фактором удержания власти, выступая теперь не просто механизмом цензуры, а активно формируя ментальную картину представлений о реальности в головах широких масс[2].

Характеристика информационной автократии

Современные автократии могут выжить и без существенного насилия. Репрессии не нужны, если есть возможность эффективно манипулировать убеждениями общества. В этом случае диктаторы побеждают в игре с информацией, а не в открытой вооруженной борьбе. Только когда равновесие, устанавливаемое ненасильственными методами, разрушается, диктаторы используют насилие. Для оппозиции и общества это сигнал: режим ослаб, лидер некомпетентен.

Так как членам информированной элиты приходится координировать свои решения – «продаться» или противостоять режиму, – в одной и той же ситуации может возникнуть два различных устойчивых равновесия: равновесие с кооптацией элит и равновесие с цензурой независимых СМИ. Подкуп элиты и цензура – это два альтернативных способа гарантировать, что вредная для диктатора информация не достигнет общества. С другой стороны, пропаганда является необходимым дополнением и подкупа, и цензуры.

Информационные автократии в альтернативном будущем

Киберпанк

  • Провозглашение в Российской Федерации идеологии суверенной технократии фактически закрепило информационный авторитаризм, который сформировался в государстве с начала XX века.
  • Российская Федерация является одним из лидеров среди информационных автократий по внедрению в политику информационных технологий с целью увеличения влияния на общество. Так, российские службы безопасности и аффелированные к ним частные лица владеют огромным спектром информационных систем, направленных на манипуляции общественным мнением (так называемые Кремлеботы).

Чёрная пантера

  • Республика Гамбия периода правления Маймуны Санянг является примером диктатуры развития, реализовавшейся в форме информационной автократии. Во многом благодаря высоким темпам экономического роста гамбийским властям удавалось презентовать Санянг как компетентного лидера, тем самым сохранять высокие рейтинги поддержки режима. Вместе с тем, гамбийская автократия жестко подавляла антикитайские протесты и удерживала сравнительно невысокий уровень социальных трат, что позволяло властям сохранять действовавший экономический и политический курс.

Примечания

  1. Guriev, Sergei and Treisman, Daniel, A Theory of Informational Autocracy (April 3, 2019). Available at SSRN: https://ssrn.com/abstract=3426238 or http://dx.doi.org/10.2139/ssrn.3426238
  2. Lutscher, Philipp M., et al. "At Home and Abroad: The Use of Denial-of-service Attacks during Elections in Nondemocratic Regimes." Journal of Conflict Resolution (2019): 0022002719861676. Available at: http://yonatanlupu.com/Technology%20and%20Authoritarian%20Governments.pdf
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.