ФЭНДОМ


Великая война 2264-2273-х годов - широкомасштабный вооруженный конфликт между Лоранским королевством и автократией Морталис, в который впоследствии вмешалась Империя людей на стороне союзников-лоранцев. Война оказала значительное влияние на развитие всех вовлеченных в нее рас, в частности, остановив безудержную экспансию Автократии, принудив лоранцев отказаться от прежней экономической модели и раскрыв все "внутренние болезни" Империи людей.  В то же время она способствовала выдвижению новых лиц галактической политики, которые сыграют ключевую роль в ее развитии в дальнейшем. 

В Лоранском королевстве известна как Война спасения расы, в Автократии - Кампания автократа Даршейна. 

Предыстория

Ход событий

Лоранско-морталисская война

Ни один сосед Автократии за весь XXIII-й век не смог мирно сосуществовать с ней на протяжении хотя бы трех десятков лет.  Само государственно-экономическое устройство морталис толкало их на продолжение экспансии, без которой и развитие остановилось бы, и идеология потеряла бы любой смысл. Так что, после уничтожения в 2260-м году целой коалиции "Свободных звезд", автократ Даршейн санкционировал разработку плана наступления на Лоранское королевство.  В ходе противостояния со "Звездами" выдвинулся ряд толковых стратегов, которые и выдвинули совершенно секретный план "Голубой", в котором морталис предложено было отойти от привычных и хорошо известных тактик ради обретения эффекта внезапности. Несмотря на сопротивление традиционалистских элементов cреди высшего командования, автократ одобрил идеи "молодых стратегов" и именно их концепты будут положены в основу грядущего. 

Разумеется, мимо Консилиума Видящей не прошли военные приготовления соседа. Хорошо разбиравшаяся в натуре окружающих народов, Аэлит приказала своим военным готовиться к отражению самого опасного нашествия в истории государства лоранов. 

В 2264-м году военные действия начались... Совершенно непредсказуемо для Консилиума. Преимущество автократии в грубой силе и численности они учитывали при составлении планов обороны, но не рассчитывали встретить подобный натиск. Морталис смогли обмануть Консилиум внезапным изменением тактики и нанести основным силам флота Лоранцев опаснейший удар. Только самопожертвование командовавшей флотом Эалии позволило кораблям уйти и продолжить сопротивление, но "тон" конфликта уже был задан. 

Ситуация стала совсем выходить из-под контроля. Войска Аэлит остановили, ценой высоких потерь, на подходах к своей столице, морталис, однако сил на контрудар у них уже не оставалось. Противник собирался подтянуть свои резервы и начать новое наступление, отразить которое своими силами было бы невероятно трудно. Автократ и его подчиненные явно желали продолжать войну до победного конца, так что даже попытка вступить с ними в переговоры о перемирии или хотя бы прекращении огня провалились. 

Дипломатический кризис

Видящая поспешила с отправлением сразу нескольких запросов о помощи. Один был максимально официален и направлен, по всем прежним договоренностям, в Имперский сенат; второе послание, уже куда более личное, она послала лично Борису IV, с которым была хорошо знакома. Насколько известно, содержание в них в целом похожее, просто изменены некоторые акценты. Так, "достопочтенному Сенату и лучшим людям Империи" Аэлит предлагала пойти на уступки в пограничных мирах и расширить торговые привилегии для ведущих корпораций страны. Она детально, подробно описала, как Земля выиграет от заключения новых договоренностей, играя на алчности сенаторов и их связях с финансово-промышленными гигантами. Но монарху Аэлит писала совсем о другом. Как главнокомандующему, Борису описали зверства военщины автократии и ее опасность для всех окружающих народов. Упомянула, с какой тяжестью лоранское войско вообще остановило противника, так и не сумев повернуть ход войны вспять. Сославшись на исторический опыт, Видящая призвала людей прийти на помощь:

Сегодня они разобьют нашу Чашу, а завтра спалят гнездо Орла. (Завершение обращения Аэлит)


Разумеется, в Империи людей следили за конфликтом довольно-таки внимательно. При войсках Королевства уже давно находились военные атташе, не отставала и разведка: словом, на Земле имели представление о происходящем. Просьба Аэлит о помощи не была внезапной, ее ждали с растущей нетерпиливостью - и когда она была получена, в Сенате начался настоящий парад ура-патриотики. "Достопочтенные" словно соревновались друг с другом: едва ли не разрывая на себе парадную форму, они клялись в своей готовности прийти на помощь "дорогой союзнице", а промышленные корпорации уже считали вероятную прибыль, не веря в свою удачу. Частные Средства массовой информации моментально начали работу и действительно сумели обработать широкие массы населения; кадровые офицеры, с которыми дружил монарх, уверяли его в отличном состоянии вооруженных сил и их способности вести полномасштабную завоевательную войну.

Однако был в общем радостном и милитаристическом хоре голосов певец, сбивавшийся с тона. Неожиданно им оказался глава Генерального штаба Империи людей, подавший монарху совершенно секретную аналитическую записку. В ней он критиковал состояние экономики государства, открыто сомневаясь в способности настоящей Империи вести широкомасштабную космическую войну достаточно долго, чтобы сокрушить Автократию. Согласно словам заслуженного военного, Империя могла успешно сражаться три года, потом еще два - за счет полной мобилизации резервов, а потом.... Начальник штаба рекомендовал либо отказать в помощи, либо ограничиться в операциях зачисткой территории Королевства, а потом добиться от морталис мирных переговоров.

Окончательное решение, впрочем, должен был принять один человек. Борис IV Романов, верховный главнокомандующий и монарх Империи людей, должен был тщательно взвесить все "за" и "против", обдумать аргументы сторон... Или же он мог просто подписать пару-тройку документов для объявления войны Автократии. Борис Федорович. мечтавший оказаться великим завоевателем и покорителем целых систем, поверил большинству, обещавшему легкую славу, быструю победу и моментальное разрешение любых проблем в государстве после триумфального похода.

Зря. 

Коалиционная война

"Удар в спину"

Пока на фронтах далекой и разрушительной войны солдаты сражались и умирали, тыл Империи людей начал разваливаться. Печальные предсказания начальника генерального штаба к 2269-му году стали полной реальностью: страна исчерпала запас прочности, так и не сумев управиться с противником в жестко ограниченный срок.  Фронт стабилизировался, и это звучало как страшный приговор: да, морталис потерпели несколько поражений, да, большую часть королевства удалось освободить от них, но Автократия все еще сохраняла костяк сил и контроль за ключевыми планетами в оккупированной зоне, а у сил коалиции неожиданно подошли к концу резервы.

Борис IV и его правительство должны были срочно решить вставшую перед ними во всей грозе новую проблему. Прежде всего, нужны были деньги, деньги и снова деньги: бюджет Империи провис, а военные заказы выполнялись едва ли на половину от нужд фронта. В тылу растут беспокойство, непослушание и все чаще спецслужбы доносят об активизации ячеек инсургентов в обстановке нестабильности. 

"Наступление бешеного пса"

Торжествуй, Империя, сгинь, Вселенная! (Михаил Мэттис)

Но если в тылу росли недовольство и все чаще раздавались предложения перейти к мирным переговорам, то в рядах военных еще не все было так однозначно. Адмирал Михаил Мэттис, руководивший Первым флотом, полагал, что война еще не проиграна, и что у людей есть еще один, правда последний, шанс нанести морталис решающее поражение - тем самым автократия будет вынуждена принять мир на человеческих условиях. С огромным трудом "Бешеный пес" продавил свое решение под личную и полную ответственность: отчаявшееся победить правительство готовилось уже предложить морталис переговоры, но Борис и министр-президент дали Мэттису чрезвычайные полномочия в надежде выгадать побольше перед конференцией. 

Опытный флотоводец хорошо понимал взятую им на себя ответственность и подошел к организации "Последнего удара" тщательно и основательно. Адмирал поставил следующую задачу. Ложным отступлением вынудить противника покинуть хорошо укрепленные позиции и разбить мобильные силы флота и армии Автократии в "полевом" столкновении; затем, не дав противнику закрепиться, занять на его плечах оборонительную линию и, приведя ее в порядок, использовать ее как плацдарм для развития наступления. Если на плацдарме удастся закрепиться, то силы Флота смогут атаковать вглубь Автократии, заставив ее руководство полностью сосредоточиться на защите. Здесь же был расчет на деморализацию противника, который в галактической истории еще не был отброшен так далеко назад. Если же продолжить наступление не получится, то надо оставаться на достигнутом рубеже и выгнать силы Даршейна из систем лоранов. 

В том наступлении Мэттис полагался в первую очередь на силы своего "Первого", с которым они уже прошли многие бои и сражения. Превосходная выучка кадров и техническая оснащенность позволяли гарантировать слаженность действий и оперативность, а военный опыт служил залогом компетентности Флота, которому суждено было стать решающим оружием. Помощь обещали и союзные лораны: их командующего Кассия удалось убедить в правильности задумки и он гарантировал свое участие в плане, который его же Консилиум полагал авантюрой. Кроме собственных войск и лоранов, Мэттис привлек на помощь Синдикат "Моргул" и доктора Шафирова, который уже год пытался добиться разрешения провести полевые испытания своих "прорывных" достижений. Прежде царь и командование боялись показывать Галактике результаты деятельности "Моргула", но Михаилу нужна была победа здесь и сейчас, любой ценой и побыстрее. 

7 сентября 2271 года Первый флот покинул систему ..., в которой до этого провел полгода, отчаянно пытаясь взломать вражескую оборону. Такое отступление открывало морталис дорогу на столицу Лоранского королевства, и стратеги Автократии незамедлили воспользоваться своим шансом резко переломить ход войны. Оставив на Линии Огня только незначительные силы, стратег Сагбер отправился в образовавшуюся дыру во вражеской обороне и был встречен у спутника Лории подкрепленными и полностью готовыми к бою силами Мэттиса. В тяжелом, но славном бою коалиция нанесла тяжелое поражение морталис: Сагбер погиб, потеряны были "баттл-суда" Автократии, были уничтожены все десантные суда с их экипажами. Коалиция тоже понесла потери, в том числе адмирал Мэттис нарочно подставил флагман под серьезный удар, пострадав и сам от огня неприятеля. Именно тогда герой человечества получил свои гротескные шрамы на лице, ставшие впоследствии предметом его гордости, если не сказать хуже.  

Михаил Мэттис и лоранец Кассий оказались вновь у Линии Огня 12 сентября, и тогда доктор Георгий Шафиров по именному приказу адмирала ввел в дело свой главный козырь. На немногочисленный гарнизон обрушились живой волной устрашающие гибриды человека и мортада, полностью покорные Шафирову и хорошо вооруженные. Здоровые, послушные, дисциплинированные и пугающе похожие на врагов, гибриды внесли настоящий хаос в оборону морталис, которых на Линии из-за удачного обманного маневра осталось на две трети меньше, чем раньше. Сказывалась и гибель флота Сагбера: полный контроль пространства вокруг позволял коалиции взять всю инициативу под свой контроль. К подобной атаке никто не был готов: всего лишь за планетарные сутки силы коалиции заняли всю планету, за которую прежде велись упорные и кровопролитные бои. Говорят, что Мэттис довольно улыбался, наблюдая за успехами гибридов на поле боя: тогда его абсолютно не волновали политические последствия, он радовался полной победе над деморализованным и потерявшимся врагом. Отчитавшись о полной победе на Землю, Мэттис начал готовиться к переходу в следующую фазу своего амбициозного плана, к переносу военных действий на территорию врага. Рубеж, что защищал Автократию долгие года, теперь был перехвачен и силы коалиции оказались перед блестящей перспективой - атаковать те системы Автократии, где располагались ее основные производственные и мобилизационные мощности.

Позднее капитан Элен Скворцова, доверенная помощница и любимая адмиралом адъютант, будет вспоминать, что никогда не видела босса в таком великолепном настроении, настолько довольным собой и своими людьми. Она вспоминала, что капитуляция последних защитников Линии была отмечена широкой пьянкой офицеров и отличившихся солдат: адмирал угощал из своих парадных запасов, но при этом сам ничего не пил, а ел только самую малость. Он отказался принять участие в танцах и покинул собрание, а когда обеспокоенная его самочувствием Элен направилась в его каюту, она застала Михаила за просмотром съемок боев на Линии.. Правда, Карл IV так никогда и не услышит, что же было такого особенного в той ситуации, что она врезалась в память женщине, десятилетие отслужившей под начальством Мэттиса. А увидела Элен, что ее адмирал с огромным и нескрываемым удовольствием  пересматривает фрагменты особо кровавых смертей и самых великолепных подвигов, получая наслаждение от самого феномена новой войны. Сама Скворцова по приглашению любимого начальника охотно присоединилась, и, неожиданно для своей штабной натуры, нашла это занятие более увлекательным, чем распитие дорогого и винтажного алкоголя.

Рывок коалиции оказался полной неожиданностью для морталис, полностью уверовавших было в свою победу. Поражение и гибель популярного и известного Сагбера, моментальное падение Линии Огня, ввод противником резервов в бой - все это поколебало уверенность стратегов Автократии в своих силах. Безусловно, у государства еще оставались резервы, которые теперь и подводились к линии фронта, но утрата ключевого оборонительного рубежа и уничтожение лучшего флота грозили сказаться не самым лучшим образом на оборонительных возможностях страны. Тогда же командующий Патрульным флотом Домашних секторов Кирстейн предложил автократу перейти к дипломатии; опираясь на свою позицию в Цепи, он вполне мог давать правителю подобные рекомендации.  Уже 16 сентября Даршейн собирает экстренную сессию Высшего Военного Совета, которому предстояло вынести окончательное решение в тонком вопросе войны и мира. Пока что Кирстейн получил строгий приказ перейти к обороне и отказаться от любых попыток отнять Линию, могущих привести к непозволительным потерям.

Но не только Даршейн испугался успехов Мэттиса. Грубость, жестокость командующего, его готовность без задней мысли использовать запрещенное и страшное оружие, наконец, активное применение им гибридов - всё это создало победителю при Лории далеко не лучшую славу из возможных. Соседние с Империей государства внимательно следили за угасанием конфликта, но теперь их правительства стали опасаться резкого изменения сил в пользу Земли. Да, Автократия была им опасна.. .раньше, но после всех понесенных ею потерь она значительно убавила в опасности. С другой стороны, если люди совсем уничтожат ее потенциал, то они смогут впредь диктовать свою волю Королевству лоран и зацементируют свое положение в Галактическом сообществе. Их более чем устроило бы сохранение сложившейся ситуации: морталис ослаблены и изгнаны с завоеванных ими территорий, а силы коалиции истощены тяжелыми боями и не продолжат экспансию. Словом, несколько иных ксеноимперий настойчиво предложили сторонам конфликта сесть за стол переговоров; игнорировать требования ни коалиция, ни автократия уже не могли в силу своей истощенности. Впрочем, разумеется, у прекращения наступления были и объективные причины: снабженцы перестали справляться с задачами, волнения в колониях начали разрастаться и переходить в мятежи, а после победы у Лории у Империи не осталось в должном количестве сил для пополнения флотилий на передовой. С тяжелым сердцем монарх пошел на срочную отдачу "стоп-приказа" и формирование комиссии дипломатов для разработки проекта мирного договора.

Михаил Мэттис запланировал полномасштабное наступление на 25 сентября всеми силами Первого флота. Но 22 числа на Линию прибывает вице-адмирал Гарольд Уокер, назначенный Борисом IV новым командующим с полными полномочиями - и, разумеется, Уокер останавливает все, синхронно с началом переговоров сил коалиции и морталис при посредничестве ксеноимперии ХХХХ. Объявление о начале мирных переговоров было встречено на победоносном Первом гробовым молчанием - наконец-то снова поверившие в победу и обожающие командира люди были взбешены поведением правительства, расцениваемым как последняя трусость.. Адмирал, впрочем, повел себя деликатно: он отказался от любых крайних действий, сдал командование Гарольду и направился на Землю для дачи отчета в своих приказах и достижениях. Тем временем срочная сессия Высшего Военного Совета Автократии постановила переходить к переговорам: начинался долгий и трудный мирный процесс.

Мирная конференция

Итоги и последствия

Великая война стала одним из самых разрушительных конфликтов в XXIII-м веке: три крупных государства сражались друг с другом долгие года, уничтожая инфраструктуру целых планет и взрывая вражеские станции. 

Королевство лоранов было вынуждено пойти на радикальные меры: видящая Аэлит провозгласила начало Реконструкции всех миров, взяв контроль над ними напрямую в руки Консилиума.  Произошла отмена всех бытовавших прежде прав и свобод отдельных колоний: центральному правительству понадобились широкие полномочия для ликвидации последствий разрушительной войны. Отдельные планеты будут даже бунтовать, из-за чего придется идти на проведение полицейских операций. Впрочем, в 2273-м году Консилиум пришел к соглашению с оппозицией и был переформатирован: сознательность лоранов помогла им преодолеть несогласия и начать работу на общее благо. Иронично, но уровень разорения страны помог достичь компромисса, поскольку на войну в таких условиях не решились ни правительство, ни его противники. 

Проигравшая по общему мнению Автократия смогла избежать самых унизительных условий мирного договора, но сильно краше ситуация не становилась.  Именно морталис понесли самые тяжелые потери в живой силе и технике, Даршейн стал первым автократом, бесспорно проигравшим свою завоевательную кампанию. Люди могли спорить, достигнута ли была ими победа - но на Мортусе поражение было очевидным. Гибель линейного флота и уничтожение Линии Огня, страшные потери в живой силе - всё это надолго остановило экспансию Автократии, принудив государство вернуться к восстановлению своей мощи и силы. Автократ удержался у власти, а сам режим не пал благодаря особенностям психологии морталис и сохранению ими Патрульного флота, привычного к полицейско-карательным функциям. Однако ему пришлось устраниться от принятия фактических решений: власть в свои руки взял Комитет Высшего Военного совета, в котором первую скрипку играл стратег Кирстейн. 

Империя людей встретилась с, пожалуй, самыми драматическими последствиями. Далеко не лучший ход военных действий, впечатляющие человеческие потери и продолжительное отсутствие по-настоящему значимых побед вкупе с непониманием значительной массой населения целей ведения войны и принуждением нести тяжелое экономическое бремя - всё это стало вызовами для администрации министра-президента и царя Бориса. К сожалению, монарх, правительство и Сенат не смогли действительно оперативно отреагировать на свалившийся на них каскад проблем по целому ряду как объективных, так и субъективных причин: Братская война началась именно из-за их профессиональной некомпетентности, помноженной на суровость довоенных проблем, которые в условиях военных действий дали метостазы. 

Подводя итог, участвовавшие в Великой войне космические империи понесли серьезный урон. Когда смолкла канонада, никто не был доволен или обрадован; мир стал продуктом компромисса, который одинаково не устраивал все стороны. 

В культуре 

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.