Будущее вики
Advertisement

Открывать огонь по любому вооружённому человеку при малейшем подозрении на враждебность. Вся ответственность на мне.
Майор Айл Мауратар, командующий 4-го батальона

Бой за 5-й узел связи — попытка лояльных спецслужб Империя помешать установить информационную блокаду в начале вооружённого восстания.

Предпосылки

Для удачного осуществления своего плана, Карию было необходимо добиться информационной блокады Ваорта, чтобы максимально отсрочить прибытие лояльного космического флота. Помимо этого, захват узловых станций позволял бы ограничить поступление информации лояльным силам и на планетарном уровне.

Несмотря на всю секретность готовящегося мятежа, спецслужбы смогли узнать о нём заранее, но располагаемые ими сведения были слишком разрозненными, неправдоподобными и даже иногда противоречащими друг другу, поэтому реальное противодействие началось лишь незадолго до восстания, когда появились косвенные признаки правдивости имеющейся информации.

Ход событий

Подготовка

В полудень 02.08.89 группа спецназа ИСГБ, погрузившись в транспорт, отправилась на встречу с остальными сотрудниками спецслужбы, которые должны были склонить Каифаса Дама к сотрудничеству, на которое тот согласился без долгих уговоров, выразив полную готовность к помощи. Благодаря этому всё произошло без задержек и через 32 минуты группы объединились, направившись за город, к 5-му узлу связи. Виновником единственной краткосрочной заминки стал лишний жирок политика, помешавший ему быстро погрузиться в транспорт, что могло бы поставить секретность операции под угрозу. Спустя ещё три часа и двадцать три минуты, во время которых они были свидетелями запуска баллистических снарядов ознаменовавшего начало вооружённой фазы противостояния, группа спешилась и начала марш-бросок в направлении станции связи, большая часть которого должна была пройти через лесной массив.

Боевики Кария, занявшие станцию связи ещё утром того же дня были готовы к тому, что лояльные правительству силы предпримут попытку захвата станции. Передовые разведчики заранее предупредили основные силы о приближающемся спецназе спецслужб. Оставив меньшую часть своих сил для защиты станции, боевики направились навстречу спецназу с целью организовать в лесу засаду и, в худшем случае, задержать их до подхода дружественных им сил СЛО, которых было слишком рискованно перебрасывать на защиту станции до начала вооружённой фазы восстания.

Ячейка КВР, имеющая некоторое представление о готовящемся восстании, заранее вдвинулась в сторону узла связи, преодолев путь незамеченным. Их цели совпадали с целями сил ИСГБ.

Часть эвакуировавшегося экипажа корабля кочевников, который был уничтожен захваченной системой орбитальной обороны, приземлилась в относительной близости от станции и предприняла попытку добраться до неё, так как их эмиссар уже сообщил их силам о природе конфликта.

Личный состав 4-го батальона своими силами подавил попытку мятежа в своих рядах. Комиссар и командующий формирования в условиях нарушения коммуникации и воцарившегося хаоса начала восстания организовали солдат для броска в сторону ближайшего узла связи для обеспечения его безопасности. Не имея времени и ресурсов для проведения военного суда над изменниками, а также для обеспечения их охраны, командование приняло решение бросить их, лишив дальнейшей боеспособности.

Первое столкновение

Спустя час и сорок три минуты минуты, после начала движения, силы спецслужб были атакованы боевиками Кария. Большую часть урона приняли на себя бойцы спецназа, идущие впереди, двое из которых не пережили бой в лесу. Перестрелка шла не более десяти минут, прежде чем в неё включились подошедшие штурмовики КВР, лишив атакующих преимущества в плотности огня от численного превосходства за счёт тяжёлого вооружения, хотя один из них и погиб от неудачного ранения. В районе следующих пяти-семи минут в бой включились кочевники, пришедшие на звук стрельбы и выбравшие правильную сторону. Только чудом кочевники не пострадали от дружественного огня, так как огонь по позициям боевиков не прекращался даже с началом ближнего боя, который навязали кочевники.

После импровизированного допроса выживших боевиков ситуация накалилась, так как всех выживших добили разведчики. Кочевники первыми подняли вопрос необходимости казни выживших противников, что встретило сопротивление сотрудников ИСГБ. Не дожидаясь разрешения спора, солдаты КВР просто добили оставшихся в живых. В сложившейся обстановке все практически не доверяли всем остальным. Фанатично-преданные кочевники не могли в полной мере доверять ИСГБ, так как те могли обратиться против них, а у бойцов КВР не было никаких опознавательных знаков, чтобы хоть как-то идентифицировать их. Солдаты КВР по долгу службы не доверяли кочевникам, которые вполне могли бы и имитировать нападения на себя, а в условиях практически гражданской войны они могли рассчитывать лишь на себя, так как ИСГБ была слишком ненадёжной для них структурой. Сотрудники ИСГБ, не имея должных данных, не могли быть полностью уверены в лояльности кочевников, а солдаты КВР слишком нелепо аргументировали свою причастность к ИСГБ, которая точно не использовала подобное снаряжение. В сложившейся ситуации мексиканского противостояния только Каифас Дам смог хотя бы на время сплотить якобы лояльные правительству силы, указав на чрезвычайную важность их задания, которое не терпело промедления.

В дальнейшем силам ИСГБ оставалось лишь закрепиться внутри комплекса станции, так как основной урон обороняющимся боевикам нанесли кочевники, пользующиеся своим преимуществом в ближнем бою.

Оборона

Подход мятежных сил СЛО совпал с окончанием штурма, поэтому у лояльных сил не было времени для подготовки обороны, которая бы смогла выиграть время для выполнения задания в полном объёме.

Пока штурмовики КВР отходили от комплекса для занятия выгодной позиции, которая бы не позволила подошедшим мятежникам проникнуть внутрь, кочевники сами атаковали подходящие войска с расчётом на получение достаточного времени для подготовки к обороне дружественных сил. Эту самоубийственную атаку не пережил командир мятежных солдат, что дезорганизовало нападавших, но всё же не было критично. Бойцы КВР не смогли обеспечить достаточную плотность огня, чтобы остановить продвижение более многочисленного противника, поэтому вскоре в битву вступили силы ИСГБ, удерживающие комплекс.

Примерно спустя полчаса интенсивных боевых действий наступило небольшое затишье, прерываемое стрельбой по бойцам КВР, периодически меняющим позицию. Каифас Дам и большая часть сотрудников ИСГБ были ранены. Руководивший ими полковник Санил Арт погиб. Один из уцелевших сотрудников был в состоянии, близком к панической атаке, чем не мог положительно влиять на окружающих. Тем не менее, они смогли отправить сообщение о происходящем в остальные части ИМперии и попросить о невмешательстве полиции и прочих правительственных структур в происходящее, чтобы в дальнейшем можно было быстро восстановить привычную жизнь вне зависимости от успешности бунта.

Однако затишье было прервано прибывшим войсками Айла Мауратара. Мятежные солдаты СЛО оказались застигнуты этим врасплох и не успели вовремя выполнить приказ майора сложить оружие, чтобы показать себя его союзниками. Уже понесшие потери изменники не смогли оказать сколь-либо значимого сопротивления и были разбиты в кратчайший срок.

Станция была заминирована, чтобы затруднить её использование мятежниками в случае повторного захвата. Привести в действие заряды должны были выжившие бойцы КВР, вызвавшиеся остаться в этом районе и продолжить следить за узлом. При удачных обстоятельствах они должны были просто скрытно перебить подошедших противников. Хотя они и выполняли это задание, основным мотивом было заметание следов своего пребывания, чтобы было нельзя опознать их погибших товарищей.

Выжившие сотрудники ИСГБ и Каифас Дам отступили вместе с лояльными силами, которые должны были перегруппироваться и начать подготовку к восстановлению законной власти на планете по заранее подготовленным планам.

Итоги

Прорыв информационной блокады позволил вызвать помощь лояльного космического флота практически в первый день начавшегося конфликта, что позволило закончить его значительно раньше и с меньшим ущербом населению и инфраструктуре.

Полиция и силы десятины получили распоряжение никоим образом не вмешиваться в идущий конфликт, что позволило избежать разгула преступности и беззакония по его окончанию.

Прочее

Ума не приложу, как рассудка не лишился тогда. Про остальных не скажу. Выбор там был либо в страхе держать коридор под прицелом всё то время, либо наблюдать как девчонка минут двадцать турп пыталась откачать. Если бы не звуки, дырявить коридор взглядом было бы проще.

Каифас Дам

— Почти готовы, что с этими будем делать?
— В идеале, суд. А это не идеальная... Ни взять, ни под охрану...
— У меня идей вообще нету.
— Так, майор. Если хочешь, вколи им чего или хотя бы рот заткни, чтобы остальных не нервировали.
— Чем?
— Криком, я за кусачками, хотя бы лишим их возможности стрелять.
— Серьёзно!?
— Да. Ответственность вся на мне, сам всё сделаю.

Advertisement